«Бегство в Россию»

22 июля 2003 года - исполнилось 240-лет Манифесту Императрицы Екатерины Великой "О дозволении всем иностанцам, в Россию въезжающим, поселяться в которых губерниях они пожелают и о дарованных им правах". Только за первые три года в Россию эмигрировало более двадцати тысяч человек (по тем временам - это грандиозная цифра!), в основном это были немцы, поэтому всех переселенцев стали звать на Руси "немцами", как теперь по всему миру зовут выходцев из бывшего Советского Союза "русскими".

Портал - `Российские немцы`

Комментарии к Манифестам Екатерины Великой от 22 июля 1763 г. и 04 декабря 1762 г. по материалам Иоханна Северина (г.Рязань) с портала "Российские немцы"

Никто не хотел уезжать

Екатерина II

Мысль организовать земледельческие колонии впервые явилась еще в конце царствования Елизаветы Петровны, однако осуществила ее Екатерина II. Одним из первых манифестов, собственноручно подготовленных молодой императрицей после вступления на российский престол, был т.н. "вызывной" манифест от 4 декабря 1762 года, который и послужил сигналом для начала исторического переселения немцев в Россию:

"По вступлении Нашем на Всероссийский Императорский Престол, главным правилом Мы себе поставили, чтобы навсегда иметь Наше матернее попечение и труд о тишине и благоденствии всей Нам вверенной от Бога пространной Империи, и о умножении в оной обитателей. А как Нам многие иностранные, равным образом и отлучившиеся из России Наши подданные бьют челом, чтобы им позволили в Империи Нашей поселиться, то Мы всемилостивейше сим объявляем, что не только иностранных разных наций, кроме жидов, благосклонно на поселение в Россию приемлем и наиторжественнейшим образом утверждаем, что всем, приходящим к поселению в Россию, Наша монаршая милость и благоволение оказывана будет, но и самим, до того бежавшим из своего отечества подданным, возвращаться позволяем".

Означенный манифест, отпечатанный по сотне экземпляров на русском, французском, немецком и английском языках Коллегия иностранных дел разослала нашим дипломатическим агентам за границей. Им поручалось манифест этот "не только известным учинить внесением его в тамошние газеты, но и всевозможное старание прилагать, чтобы оный непременно свое действие иметь мог".

Однако манифест ожидаемого успеха не имел. Жители Европы не спешили оставить родные места, где все было знакомо и надежно, ради принятия чуждого и безызвестного. По мнению наших дипломатов, необходимо было точно определить гарантии и привилегии, которые предлагались переселенцам, а также установить денежное пособие на путевые издержки.

Это хорошо понимала умная Екатерина, будучи немкой по происхождению. Верная своим убеждениям о необходимости увеличения населения любыми средствами, она непосредственно участвует в выработке новых законодательных актов. Уже 22 июля 1763 года обнародованы два документа, дополняющие приведенный выше "вызывной" манифест, а именно: "Манифест о даруемых иностранным переселенцам авантажах и привилегиях" и "Указ об учреждении Канцелярии опекунства иностранных переселенцев". Эти документы надолго стали фундаментом для развития колонизации (вплоть до реформы 1871 года).

Процесс планового заселения свободных российских территорий иностранцами, в большинстве своем выходцами из юго-западных земель Германии, пошел.

Почему немецкие колонисты поехали в Россию

Как только стало ясно, что первый манифест о вызове иностранных колонистов от 4 декабря 1762 года не оправдал возлагавшихся на него надежд, Екатерина II уже 22 июля 1763 года обнародовала новый «вызывной» манифест. Как и первый, этот манифест также был переведен на многие языки и опубликован в соответствующих зарубежных газетах. Его положения произвели ошеломляющее действие на население за границей и вызвали по выражению публициста Шлецера - «das Laufen und Rennen nach Russland» («настоящее бегство в Россию»).

В манифесте 10 параграфов: первые параграфы, с 1-го по 5-й, устанавливали, кто может переезжать в Россию, последующие с 6-го по 10-й провозглашали привилегии и льготы («авантажи») для иностранных колонистов. Манифест весьма соответствовал ожиданиям немецких переселенцев и обещал личную свободу каждому, кто иммигрировал в Россию. Он гарантировал свободное поселение в любой местности Российской империи, где кто пожелает. Исключение для евреев формально теперь уже не действовало. Свобода вероисповедания и право на сооружение своих церквей, освобождение от всяких налогов на 30 льготных лет (при поселении в городах - на 5 льготных лет), предоставление беспроцентных ссуд на 10-летний срок на постройку дома, домашнюю обстановку и хозяйственное обзаведение, а также возмещение путевых и кормовых расходов на переезд в Россию, для тогдашних переселенцев - в основном неимущих - все это было очень заманчиво. Кроме того, особым стимулом было освобождение от воинской повинности. Таким образом, многие молодые люди могли избежать грубых методов рекрутирования в армию, практиковавших некоторыми немецкими фюрстами. Манифест также гарантировал иностранным поселенцам право на местное самоуправление и право выезда из России в любое время. Для немецких иммигрантов особое значение имело то, что предоставляемые права и привилегии распространялись и на их потомков, включая тех, что родились в России.

Правда, не все обещания манифеста были выполнены. Так, например, иностранные колонисты могли селиться не во всех губерниях Российской империи, а только в специально выделенных и обозначенных в реестре местах. В Поволжье близ Саратова, заранее предназначенном для заселения, не оказалось полезных ископаемых и руд металлов, запасов леса, промысловых рек и озер. Зато будущая отчизна колонистов в манифесте была расписана яркими поэтическими красками, как сказочная страна с молочными реками и кисельными берегами (Schlaraffenland). Немецких иммигрантов довольно жестко склоняли к хлебопашеству. И хотя многие из прибывших поселенцев были подготовленными ремесленниками, из-за отсутствия сельскохозяйственных навыков их труд долго оставался невостребованным.

Число привезенных колонистов за 1763-1766гг. составило 22800 душ. Расселить и устроить такую массу людей было задачей нелегкой, и правительство решило прекратить вербовку до тех пор, «пока все доныне выехавшие колонисты, получа домы, нужные инструменты, скот и все прочие потребности, действительно в работу не вступят и собственного пропитания иметь не будут». Первые колонисты из-за неподготовленности и неразберихи, разумеется, переживали серьезные трудности, но дальнейший ход истории совместного проживания русских и немцев показал, насколько оправданной и полезной для России была инициатива молодой императрицы Екатерины II.

Далее